Репетиция гитлеризма в царской России,

включавшая в себя отнюдь не только создание черносотенных организаций и еврейские погромы:

 

Стивен Шенфилд. Черта еврейской оседлости

http://web.archive.org/web/20081112101246/http://www.cdi.org/russia/johnson/2008-204.cfm#9

Гугловский перевод см. здесь

 

Кстати, см. интересный обзор С. Шенфилда «Розанов об иудаизме» (гугловский перевод здесь).  Насчет примечания товарища Стивена о том, что он избегает слова «холокост» из-за «неприемлемых религиозных импликаций» . . . Именно потому, что такая форма патриотизма, как национализм, является разновидностью религии, термин «холокост» очень даже уместен — причем по отношению к любому геноциду, к любому уничтожению людей в силу их этнической/расовой принадлежности. Всякий этноцид при капитализме и неоазиатском строе есть принесение людей в жертву Богу Нации, обычно именующему себя Родиной, а нередко также Расой — и, стало быть, является холокостом.

 

 

 

S. Shenfield’s discussion with A. Umland

http://www.stephenshenfield.net/themes/international-relations/181-the-glazyev-tapes-and-the-minsk-agreements

The Glazyev Tapes and the Minsk Agreements: a response to Andreas Umland

Что такое социализм?

Так называется сайт Стивена Шенфилда www.whatissocialism.net .

На нем опубликована статья тов. Стефана ‘Decision-making in Socialism: How to Meet Needs?‘ (копию см. на сайте Соцпартии Великобритании). Ее имеет смысл соотнести с проектом программы Коллективистской партии: их сравнительный анализ и увязка полезны как подспорье для прогнозирования и планирования перехода человечества к бесклассовому, безгосударственному, безнациональному обществу.

 

О декриминализации побоев в семье

Парадоксальнейшая «защита детей» в России началась с того, что оказалось, что запретить большому начальнику держать бабло в США и своих отпрысков там учить — это все равно, что детей убивать (по этой веской причине и был принят «закон Димы Яковлева»). Вполне логичным продолжением такой «защиты традиционных семейных ценностей» стало выведение побоев родителями детей из-под уголовной ответственности, если, видите ли, детей побили совсем не сильно или не совсем не сильно, но впервые.

 

Дальнейшая логика ведет либо

1)к наделению отца властью над жизнью и смертью детей, а заодно и жены,

2)к амнистированию взяточников, как это хотело сделать правительство Румынии, — но под лозунгом «защиты детей»: мол, пусть мздоимцы вернутся в семьи — детям нужны родители-кормильцы-хлестатели ремнем (или розгами, или вожжами, или плетью, это уж как получится).

Впрочем, оба эти варианта можно и совместить.

 

Источники по теме:

1)видеолекция В. И. Сиротина «Права несовершеннолетних в СССР и Российской Федерации»;

2)статьи В. И. Сиротина и С. Шенфилда о защите прав несовершеннолетних в СССР и Российской Федерации (на англ. яз.).

 

Также см. о формировании характеров людей классового общества с детства, в процессе воспитания, в моем интервью «Любовь по вертикали» (в англ. переводе С. Шенфилда — «Редкость любви»).

Ответ Стивена Шенфилда

на мои соображения, высказанные в предисловии к переводу его статьи «Пределы сионистской апологетики: ответ Иву Колеману»:

 

английский оригинал —

I agree that anyone who has lived in and contributed his or her labor to Palestine should have full rights as a citizen without regard to ethnic origin. This applies not only to Jews and Arabs but also, for example, to the many non-Jewish relatives of Jews who have come to the country from the former Soviet Union, to the refugees from African countries, and to the many people from all over the world who have long lived there as “guest workers.”

I did not advocate that anyone should be expelled. I only conjectured that many of the Jews who came to Israel for ideological Zionist reasons may choose to return to their countries of origin (if they can) rather than remain in a state that is no longer Zionist.

I also agree that even in a bourgeois state that is founded on a non-racist constitution people cannot feel completely safe and comfortable because the conditions of capitalist society constantly give rise to racism. That is part of the general insecurity of capitalism. However, that does not mean that all bourgeois states are equally dangerous, irrespective of the nature of their constitutions. Even a post-Zionist bourgeois state in Palestine would be a significant step forward,especially for its non-Jewish inhabitants.

 

мой перевод —

Я согласен, что любой или любая, кто живет в Палестине и вложил в нее свой труд, должен иметь полные права как гражданин, независимо от этнического происхождения. Это относится не только к евреям и арабам, но и, например, ко многим нееврейским родственникам евреев, прибывших в страну из бывшего Советского Союза, к беженцам из африканских стран, а также ко многим людям со всего мира, которые уже давно живут там в качестве «гастарбайтеров».

Я не сторонник того, чтобы кто-то был исключен. Я только предположил, что многие из евреев, прибывших в Израиль по идеологическим сионистским причинам, могут выбрать возвращение в страны своего происхождения (если у них есть возможность) скорее, нежели то, чтобы оставаться в таком государстве, которое уже не являлось бы сионистским.

Я также согласен, что даже в буржуазном государстве, основанном на не-расистской конституции, люди не могут чувствовать себя совершенно комфортно и безопасно, потому что условия капиталистического общества постоянно приводят к расизму. Это часть общей небезопасности капитализма. Тем не менее, это не значит, что все буржуазные государства одинаково опасны, независимо от характера их конституций. Даже постсионистское буржуазное государство в Палестине было бы значительным шагом вперед, особенно для его нееврейского населения.

 

——————————

 

Что сказать об ответе товарища Шенфилда? Практически полностью с ним согласен — но с одним добавлением:

 

Сейчас мировой монополистический капитализм вошел в такую фазу своего циклического движения, которая с неизбежностью привела к уже начавшемуся третьему империалистическому переделу мира. В этой фазе различия между безопасностью разных форм буржуазного государства для простых людей не то чтобы совсем исчезают, но очень сильно сглаживаются, сводятся к исчезающе малым величинам. Яркий пример — разница между нацистской Германией, с одной стороны, и США с СССР, с другой: гражданам СССР немецкого происхождения и гражданам США японского происхождения в 1941-45 гг., разумеется, жилось несколько безопаснее, чем евреям и цыганам в Третьем Рейхе, но эта относительная «безопасность» была какой-то уж очень эфемерной, как-то не чувствовалось, что она надежно гарантирована… То же самое можно сказать о безопасности ереев, арабов, друзов, курдов, иранцев, пуштунов и т. д., и т. п. в любом — хоть сионистском, хоть постсионистском, хоть никогда-не-сионистском — государстве Ближнего и Среднего Востока на несколько десятилетий вперед, аж до середины XXI века:

 

различия в безопасности между ними, конечно, есть — но чем дальше, тем более несущественные, неустойчивые, ситуативные, преходящие. Оно бы, конечно, приятно было, если б в Палестине возникло демократическое постсионистское государство, хоть бы и буржуазное, — но приятное чувство как-то улетучивается, когда смотришь на буржуазную демократию в Ливане и на судьбу простых ливанцев разных вер и национальностей: очень их защищает эта демократия от возможности быть вырезанными в любой момент религиозно-фашистскими бандитами самых разных национальностей и направлений? Она и во второй половине XX века их не больно-то защищала, а сейчас наступают времена гораздо более хищные — и продлятся еще лет 30 как минимум, до окончания нынешней «понижательной волны» большого кондратьевского цикла…

 

Так что, если и возникнет сегодня в Палестине постсионистское демократическое буржуазное государство, то оно хоть и будет шагом вперед — но не особенно значительным. Значительным шагом вперед может быть в наше время лишь взятие рядовыми наемными работниками политической и экономической власти в свои руки. Не факт, что это быстро сделает их жизнь безопасной — но, во всяком случае, сделает безопасность их самих, их детей и их престарелых родителей делом рук самих этих работников, которым уже не нужно будет верить в спасителя, грядущего откуда-то сверху. И вот это будет действительно значительным шагом вперед.