Hot days at Beneath the Surface

На лос-анджелесском радио KPFK 90,7 FM — горячие деньки каждую пятницу, в передаче Beneath the Surface, находящейся на переднем крае антифашистской и антирасистской борьбы в США. Аналитические обзоры — и не только по этой, но и по множеству других актуальных тем — предлагают вниманию слушателей ведущая передачи Сьюзан Вайсман и ее собеседники: левые активисты, публицисты, ученые.

 

Аудиозаписи прошлых передач можно свободно скачать в архиве Beneath the Surface.

Реклама

Джанин Бут: Марксизм и аутизм

Janine Booth. Marxism and Autism

Стефан. ГЛОБАЛЬНЫЙ КЛАСС (рецензия на книгу И. Несса«Южный Мятеж: Приход глобального рабочего класса»)

http://www.worldsocialism.org/spgb/socialist-standard/2010s/2016/no-1346-october-2016/book-reviews-southern-insurgency-cut-out-living-w

STEFAN. Global class

‘Southern Insurgency: The Coming of the Global Working Class’, by Immanuel Ness (Pluto Press, 2016)

 

Мой перевод на рус. яз.:

 

Глобальный класс

«Южный Мятеж: Приход глобального рабочего класса», Иммануил Несс (Pluto Press, 2016)

Автор преподает политологию в Городском Университете Hью-Йорка. Он также был профсоюзным организатором и активистом в различных проектах в защиту прав трудящихся. При этом он проявил особую обеспокоенность в связи с тяжелым положением трудящихся-мигрантов.

Теории «постиндустриального общества» основаны на представлении, что промышленность сокращается и промышленный рабочий класс «усыхает» или даже исчезает. Несс показывает, что это иллюзия. Перерабатывающая и добывающая промышленность остаются жизненно важными для глобальной экономики и используют больше рабочих, чем когда-либо прежде. Однако, они уже не сосредоточены на «Глобальном Севере» — в Северной Америке, Европе и Японии — как в двадцатом веке. Они переехали в развивающиеся регионы «глобального Юга», такие как промышленные зоны в трех странах, выбранных автором для его тематических исследований — Индии, Китая и Южной Африки.

Статистические данные, которые Несс приводит в поддержку этого тезиса, действительно поражают. Доля глобального Юга в валовом накоплении основного капитала увеличилась с 14 процентов в 1990 году до 31 процентов в 2010 году, в то время как его доля формально занятых в промышленности выросла с 50 процентов до 80 процентов за тот же период. Соответствующий сдвиг в географическом распределении богатства менее драматичен, потому что большая часть промышленности на Юге принадлежит капиталистам Севера, вывозящим прибыль.

Использование термина «глобальный Юг» в связи с этим может ввести в заблуждение, поскольку современная промышленность не распространилась по всей территории стран, ранее называвшиxся «недоразвитыми» или «развивающимися». Она в значительной степени сосредоточена только в нескольких странах, и только в нескольких областях этих стран. Наибольшая часть Африки, например, до сих пор доиндустриальна. Ясно, что нам нужна терминология более дифференцированная, чем бинарные подразделения вроде «развитые/развивающиеся» или «Север/Юг».

Главный интерес книги заключается в описании и анализе борьбы рабочих в трех регионах — Гургаонском промышленном поясе недалеко от Нью-Дели, дельте реки Чжуцзян на юге Китая, а также горном поясе в северо-западной части Южной Африки. Эти три случая существенно различаются с точки зрения политического контекста, профсоюзной организации (или ее отсутствия) и рыночных условий, хотя и есть некоторые существенные общие черты, — в частности, резкий разрыв между относительно защищенными и хорошо оплачиваемыми «постоянными» рабочими и незащищенными и низкооплачиваемыми «временными» или контрактными работниками (зачастую мигрантами).

Из трех исследованных групп в последние годы больше всех набрали силу китайские рабочие — несмотря на то, что, в отличие от Индии и Южной Африки, они не могут формировать независимые профсоюзы и могут организовать себя только в пределах рабочего места. Решающим фактором представляется возникающая нехватка рабочей силы — непреднамеренный результат политики одного ребенка в семье. Работодатели в Индии, где рабочей силы в избытке, реагировали на волнения рабочих путем увольнения и замены всей рабочей силы. В Китае это не является возможным вариантом.
Учет жалкой заработной платы и тяжелых условий труда шахтеров, добывающих платину в Южной Африке, чьи протесты привели к резне бастующих рабочих на шахте Марикана в 2012 году (ссылка на сайт http://ru.internationalism.org добавлена мной. — В. Б.), показывает, как мало «черные» трудящиеся получили от отмены апартеида. «Черные» политики, профсоюзные чиновники и полицейские не менее безжалостны, чем их «белые» предшественники, в манипулировании и подавлении «черных» работников во имя интересов капитала (еще главным образом «белого»).

Несс, кажется, не имеет определенную политическую принадлежность, но теоретические основы его взглядов (в частности, его понятие «империализма») имеют признаки ленинского влияния.
Он демонстрирует иллюзии относительно положения рабочих в Китае при Мао, утверждая, что рабочий класс обладал социальными льготами и гарантированной занятостью. На самом деле, разделение между постоянными работниками, имеющими такие преимущества, и временными работниками, у которых их не было, твердо установилось уже в то время.

Стиль автора мог бы быть лучше, и таблицы в книге содержат некоторые ошибки. Тем не менее, книга предлагает читателю многое и весьма заслуживает прочтения, поскольку, по крайней мере, представляет собой попытку понять эволюцию капиталистического общества и рабочего класса как глобальных явлений.

СТЕФАН

Формируется Новороссия

как буржуазное государство. И по конституциям ЛНР и ДНР — особенно ДНР, —

Текст Конституции Луганской народной республики (Источник: http://portall.tv/news3.php?id_news=3473 © Portall.tv)

Конституция Донецкой народной республики

а также по политическим биографиям лидеров Новороссии

http://ru.wikipedia.org/wiki/Новороссия_(государство)

очевидно, что как государство с крайне правым, антидемокрватическим политическим режимом.  Почти таким же, как режим киевской хунты, — только что пока еще без нацистских партий орденского типа, руководящих отрядами штурмовиков, как это имеет место у украинских фашистов.

 

В свете этого, национализация предприятий в ДНР очень напоминает национализацию в Республике Сало — и на деле укрепляет, усиливает формирующееся эксплуататорское государство именно как эксплуататорское, хотя и старающееся прикинуться государством трудящихся. Парадокс: национализация помогает новому государству прикинуться рабочим, и она же на деле усиливает его антирабочий характер.

 

Стало очевидным, с чего надо начинать реализацию созревших предпосылок для пролетарской революции на Украине, о которых в нашем блоге шла речь ранее, —

Фашистский путч на Украине

Рабочие Донбасса: момент выбора наступил ПОСЛЕ референдума

 

да просто с того, чтоб подавать ополченцам и всем вообще рядовым труженикам Донбасса идею брать предприятия в свою собственность, в свое полное управление. С оружием в руках. Не прекращая при этом войны с киевскими карателями. Одновременно подавать такую же идею трудящимся по всей Украине. И чтоб объединялись друг с другом в процессе взаимопомощи именно в этом деле. И на Правобережье, и на Левобережье, и Правобережью с Левобережьем. И чтоб боролись с теми, кто этому мешать будет.

Интернет дает массу возможностей для такой пропаганды и налаживания такой взаимопомощи. А свободно гуляющего оружия на Украине сейчас достаточно для того, чтоб взяться за такое дело.

Цели и задачи такого дела см. здесь.

 

Турция: Авария на шахте Сома — массовое убийство ради прибыли

http://www.aitrus.info/node/3752

Турция: Авария на шахте Сома — массовое убийство ради прибыли

Рабочие Донбасса: момент выбора наступил ПОСЛЕ референдума

Референдум состоялся. По его результатам очевидно, что пролетариям Донбасса не хочется жить под игом киевской фашистской хунты. А ее не просто поставил у власти украинский монополистический капитал: некоторые хунтачи сами являются финансово-промышленными олигархами.

 

Для эксплуатируемых трудящихся Донбасса, у которых сейчас очень кстати в руках оружие, именно сейчас — уже после референдума — настал момент настоящего выбора судьбы:

 

то ли, сбрасывая старое ярмо, тут же своими руками изготавливать себе новое — и влезать в него, создавая новое буржуйское государство, которое своими руками загребало бы жар для Кремля, воюя вместо России с Украиной и создавая новые сферы влияния для российских аваковых, коломойских и порошенок (с другими фамилиями, но с той же буржуйской сутью). Сажать себе на шею новых живоглотов (а может быть, и старых, если кто-то из них вовремя от Майдана к Кремлю перекинется) — и не только по-прежнему работать на них, но и становиться их верными солдатами. Воевать против бандеровских штурмовиков и их хозяев — украинских олигархов — уже не за свои собственные интересы, но за интересы московских олигархов;

 

то ли установить в двух новообразованных республиках свою собственную власть — коллективистскую диктатуру пролетариатаБез украинских, русских и СССРовских патриотов в органах управления: хватит уже ностальгировать по СССР — надо совершенно новое общество основывать, не похожее ни на Советский Союз, ни на Третий Рейх, ни на буржуйские демократии. Чтоб за пролетариями Донбасса потянулись трудящиеся и Украины, и России, и не только. Чтоб с Донбасса началось преобразование мира — чтоб отсюда пошла по всему миру победоносная коллективистская революция.

 

И пусть рядом с красными флагами не будет ни петлюровских жовтоблакитных стягов, ни бандеровских красно-черных, ни белогвардейских триколоров . . .