После президентских выборов во Франции

Хорошая статья Интернациональной группы коммунистической левицы:

French Presidential Election : Mélenchon and the Radical Left Prepare to Paralyze the Working Class Fightback against the Coming Government’s Attacks

Жаль, гугловским переводчиком плохо переводится, и жаль, мне некогда ее перевести самому.

Тем, кто не знает английского, лучше пропускать ее через этот переводчик не всю сразу, а небольшими кусками: по частям легче разобраться в некоторой словесной путанице машинного перевода.

Читая статью Бруно де Кордьера

Ukraine’s Vendée War? A Look at the “Resistance Identity” of the Donbass Insurgency

в Russian Analytical Digest (RAD)

…неужели де Кордьер думает, что донбасские антимайдановцы видят в своих противниках from Kyiv, and to the Central European from Galicia прежде всего arrogant cosmopolitans and fickle “new economy” professional? — Нет, они видят прежде всего внуков и правнуков галицких кулаков и подкулачников — тех самых, небритых сельских буржуев и служащих им мелких хозяйчиков в мазепинках, со шмайссерами и бандеровскими удавками. Тех, чьи внуки, переселившиеся во Львов, Тернополь, да и в Киев, сохранили и свой патриархальный менталитет, и фанатичную религиозность, и собственнические жлобские инстинкты — и вот уже уже 30 лет подряд поют:

«То ми — хлопцi з Бандерштату

Ходимо до церкви, шануємо батькiв»

(«Это мы — парни из Бандерштадта,

Ходим в церковь, чтим родителей»).

Бандерштадт — это народное название Львова после 1945 г. . . . И дальше в этой песне поется о том, что заиграют трубы, забьет барабан, и придется под пули идти. Что, собственно, сейчас и происходит.

Вообще, мотивация донецких ополченцев ГОРАЗДО БОЛЕЕ гетерогенна, чем и мотивация украинских солдат и боевиков, и описываемая Кордьером (и отчасти придумываемая им — например, в ее степной казацкой составляющей — the freemen identity of the steppe of Novorossiia: не настолько она сохранилась и важна, как кажется Кордьеру) «донецкая идентичность».

С украинской стороны фронта ВСЕ разнородные социальные элементы, идущие в бой, объединены украинской национальной идеей. А вот со стороны Донбасса есть:

1)фанатичные русские националисты в антисоветском (которым важна Orthodox Christianity) и просоветском (the legacies of the USSR) вариантах,

2)много таких рабочих и мелких буржуа, для которых Orthodox Christianity, the legacies of the USSR и трехцветный флаг с двуглавым орлом — лишь временное знамя, которое сегодня подхвачено, лишь потому что другого нет, а завтра может быть с легкостью необыкновенной заменено на другое. Революционное, антигосударственническое (т. е. поднятое для РАЗРУШЕНИЯ нынешних ДНР и ЛНР, так же как и Украинской державы), атеистическое и не имеющее никакого отношения к пресловутому «русскому миру». Для таких людей гораздо важнее ПРАВО НЕ ВЫБИРАТЬ МЕЖДУ НЕСКОЛЬКИМИ НАЦИОНАЛЬНЫМИ ИДЕНТИЧНОСТЯМИ. У них не сформировался национализм как религия, и донациональная этническая идентификация, перемешавшись и расплывшись, перешла в пролетарский интернационализм. Стихийный. Который, конечно, может быть вытравлен националистами разных мастей, но жив пока.

Напомню, что четверть века назад донбасские шахтеры легко подхватили желто-голубой петлюровский флаг, попытавшись в ходе своих забастовок сотрудничать с украинскими националистами. Потом разочаровались — и быстро его отбросили. Так же легко отбросят и триколор, и георгиевские ленточки, когда найдется знамя получше. Этих-то людей и стоило поддержать весной 2014 г., потому что именно они начали донецкий Антимайдан. И то, что последний выродился в ДНР и ЛНР, вовсе не отменяет важную вещь:

обращаясь к донбасским шахтерам, не надо отрицать очевидного — что начинали эту борьбу ОНИ, и не ради буржуев, руководящих ДНР и ЛНР, а ради СЕБЯ, СВОЕГО ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМА. И любая их настоящая классовая борьба будет ПРОДОЛЖЕНИЕМ И РАЗВИТИЕМ их весны-2014, а вовсе не ее отрицанием.

—————————————————————-

…то, что восстание чомпи привело к власти Микеле ди Ландо, вовсе не является основанием охаивать восстание чомпи, — то же и с донбасской весной-2014…

—————————————————————

Кстати, насчет Orthodox Christianity: здесь можно поверить на слово патриарху Филарету, когда он говорит — и это есть общеизвестный всем еще со времен СССР факт, — что по мере движения на восток на Украине уменьшается количество верующих и ослабевает религиозный фанатизм. И что бы ни говорили московские пропагандисты, на самом деле для донбасских шахтеров московское православие — временное и не очень важное знамя борьбы с Киевом. Вчера оно было им пофигу, сегодня мимоходом его подняли, завтра так же мимоходом его выбросят. С украинской стороны фронта настрой НА ДЕЛЕ гораздо религиознее, религиозно-фанатичнее. Там не «космополитичные европейцы», хипстеры и «фрилансеры из кафе»: там сельские, истово верующие хлопцы — тем более верующие, чем западнее их село.

Вот и возникает вопрос: ТАК С КАКОЙ ЖЕ СТОРОНЫ ВАНДЕЯ? Может быть, победившая Вандея – в Киеве и Львове, а нынешний Донбасс – это, скорее, теснимые Париж и Марсель, отступившие в провинцию? Где нравы и обычаи людей ближе к СОВРЕМЕННОЙ Европе (а не европейской глубинке 1880-1930-х гг., где-то между Линцем и Баварскими Альпами): во Львове или в Луганске?

——————————————
Между прочим, очень интересно то, как Филарет вещает абсолютно в один голос с прокремлевскими пропагандистами:

«Грех побеждается в страданиях и в смерти. Если бы не было Второй мировой войны, до которой миллионы людей воспитывались в духе безбожного атеизма, вряд ли у нас была бы сегодня вера.»

Уже и не поймешь: то ли это говорит Филарет-Денисенко, то ли Всеволод Чаплин. Все эти господа — буржуи, начальники, священники — благодарны 2-й мировой войне за то, что она порушила международную классовую солидарность наемных рабочих. И укрепила религиозные псевдообщности, В ТОМ ЧИСЛЕ и национальные (национализм — вариант религии).

—————————————-

С удовольствием перечитываю Сергея Булгакова — «На выборах» (Из дневника):

«Мы разговорились с одним из… батюшек из черноземного уезда… Самым значительным фактом жизни современной деревни является, по его рассказу, разложение старых устоев — религии, семьи, нравственности, быта, особенно же поразителен рост атеизма среди деревенской молодежи, охватывающий целые села. …Проводниками высшего просвещения являются шахтеры, а в шахты (южной России) устремляются на заработки… уже с пятнадцатилетнего возраста. Пред спуском в шахту, картинно рассказывал мне батюшка, вместе с рубашкой срывается и бросается на землю и крест, и без креста уже возвращается молодежь на родину» (С. Н. Булгаков. Христианский социализм. Новосибирск, Наука, 1991. С. 199).

Эти прекрасные времена еще вернутся.

The Proletarians Must Respond to Trump

and to All Capitalist States

(Статья более-менее сносно переводится на русский гугловским переводчиком)