Джанин Бут: Марксизм и аутизм

Janine Booth. Marxism and Autism

Видеозапись лекции «Что такое нация? —

Сущность и закономерности развития» в Молодежном университете современного социализма (МУСС):

 

Эта лекция — продолжение и развитие лекции «Классовая сущность Анти-Майдана»

Тема «национализм как разновидность религии» была заявлена в посте «Читая статью Бруно де Кордьера»

Некоторые мои книги и статьи, упомянутые в лекции:

«О чеченской войне и не только о ней» (1995)

(моя самокритика в ее адрес была уже фактически начата в «Классовой сущности Анти-Майдана»; см. также критику этой книги Союзом коллективистов в предисловии к ней)

Проект программы Коллективистской партии (1997-98)

«Собственность и управление: философско-экономические очерки» (2003)

«Сущность человека» (2005)параграф о нации

«Экономические предпосылки третьего передела мира» (2008)

Также лекция тематически связана с моим выступлением на совместном заседании МУССа и клуба «Диалог» 11 февраля в Сахаровском центре.

 

 

ЧТО ТАКОЕ НАЦИЯ? — Лекция в МУССе

29 АПРЕЛЯ (суббота) в 15.00

Молодежный университет современного социализма проводит лекцию на тему:

 

ЧТО ТАКОЕ НАЦИЯ?:

СУЩНОСТЬ И ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗВИТИЯ

(из цикла «Философия марксизма»)

лектор: профессор В.Е. Бугера

 

Лекция проводится в Библиотеке №164 «Просвещение трудящихся» (филиал)

(ул. Серпуховский вал, д. 24, стр. 2)

 

План лекции:

  1. I. Критика сталинско-ленинского определения нации как соответствующего ранней стадии развития диалектического материализма. Трудности практического использования такого определения.

 

  1. II. Нация – это этническая общность, консолидирующим ядром которой является класс капиталистов или неоазиатская бюрократия. Исторические примеры завершения формирования наций при неоазиатском способе производства.

 

III. Нации в эпоху позднего капитализма.

  1. Исчерпанность прогрессивных потенций всех форм классового общества к концу XX века.
  2. Что скрывается за призывами к национальному единству?
  3. Частичное перемешивание наций в современных условиях.
  4. Почему и как эксплуататоры мешают объединению человечества?

 

  1. IV. Международный характер пролетарской революции.

 

  1. V. Лозунг права наций на самоопределение и его догматическое трактование многими левыми организациями. Принцип самоопределения населения территорий.

 

  1. VI. В каких случаях пролетарским революционерам-интернационалистам имеет смысл поддерживать национально-освободительные движения.

 

 

Сведения о лекторе:

Бугера Владислав Евгеньевич – доктор философских наук, профессор кафедры философии Уфимского государственного нефтяного технического университета; автор около 100 публикаций по вопросам социальной философии, политической экономии и политологии, в том числе книг: «Социальная сущность и роль философии Ницше», «Собственность и управление», «Сущность человека» и др.

 

 

Встреча на ст. метро «Шаболовская», в тупике, в 14.30-14.45

 

 

Телефоны для справок:

(909)943-90-76 (Дмитрий), (916)597-86-30 (Никита).

E’mail: muss@orc.ru

Стефан. ГЛОБАЛЬНЫЙ КЛАСС (рецензия на книгу И. Несса«Южный Мятеж: Приход глобального рабочего класса»)

http://www.worldsocialism.org/spgb/socialist-standard/2010s/2016/no-1346-october-2016/book-reviews-southern-insurgency-cut-out-living-w

STEFAN. Global class

‘Southern Insurgency: The Coming of the Global Working Class’, by Immanuel Ness (Pluto Press, 2016)

 

Мой перевод на рус. яз.:

 

Глобальный класс

«Южный Мятеж: Приход глобального рабочего класса», Иммануил Несс (Pluto Press, 2016)

Автор преподает политологию в Городском Университете Hью-Йорка. Он также был профсоюзным организатором и активистом в различных проектах в защиту прав трудящихся. При этом он проявил особую обеспокоенность в связи с тяжелым положением трудящихся-мигрантов.

Теории «постиндустриального общества» основаны на представлении, что промышленность сокращается и промышленный рабочий класс «усыхает» или даже исчезает. Несс показывает, что это иллюзия. Перерабатывающая и добывающая промышленность остаются жизненно важными для глобальной экономики и используют больше рабочих, чем когда-либо прежде. Однако, они уже не сосредоточены на «Глобальном Севере» — в Северной Америке, Европе и Японии — как в двадцатом веке. Они переехали в развивающиеся регионы «глобального Юга», такие как промышленные зоны в трех странах, выбранных автором для его тематических исследований — Индии, Китая и Южной Африки.

Статистические данные, которые Несс приводит в поддержку этого тезиса, действительно поражают. Доля глобального Юга в валовом накоплении основного капитала увеличилась с 14 процентов в 1990 году до 31 процентов в 2010 году, в то время как его доля формально занятых в промышленности выросла с 50 процентов до 80 процентов за тот же период. Соответствующий сдвиг в географическом распределении богатства менее драматичен, потому что большая часть промышленности на Юге принадлежит капиталистам Севера, вывозящим прибыль.

Использование термина «глобальный Юг» в связи с этим может ввести в заблуждение, поскольку современная промышленность не распространилась по всей территории стран, ранее называвшиxся «недоразвитыми» или «развивающимися». Она в значительной степени сосредоточена только в нескольких странах, и только в нескольких областях этих стран. Наибольшая часть Африки, например, до сих пор доиндустриальна. Ясно, что нам нужна терминология более дифференцированная, чем бинарные подразделения вроде «развитые/развивающиеся» или «Север/Юг».

Главный интерес книги заключается в описании и анализе борьбы рабочих в трех регионах — Гургаонском промышленном поясе недалеко от Нью-Дели, дельте реки Чжуцзян на юге Китая, а также горном поясе в северо-западной части Южной Африки. Эти три случая существенно различаются с точки зрения политического контекста, профсоюзной организации (или ее отсутствия) и рыночных условий, хотя и есть некоторые существенные общие черты, — в частности, резкий разрыв между относительно защищенными и хорошо оплачиваемыми «постоянными» рабочими и незащищенными и низкооплачиваемыми «временными» или контрактными работниками (зачастую мигрантами).

Из трех исследованных групп в последние годы больше всех набрали силу китайские рабочие — несмотря на то, что, в отличие от Индии и Южной Африки, они не могут формировать независимые профсоюзы и могут организовать себя только в пределах рабочего места. Решающим фактором представляется возникающая нехватка рабочей силы — непреднамеренный результат политики одного ребенка в семье. Работодатели в Индии, где рабочей силы в избытке, реагировали на волнения рабочих путем увольнения и замены всей рабочей силы. В Китае это не является возможным вариантом.
Учет жалкой заработной платы и тяжелых условий труда шахтеров, добывающих платину в Южной Африке, чьи протесты привели к резне бастующих рабочих на шахте Марикана в 2012 году (ссылка на сайт http://ru.internationalism.org добавлена мной. — В. Б.), показывает, как мало «черные» трудящиеся получили от отмены апартеида. «Черные» политики, профсоюзные чиновники и полицейские не менее безжалостны, чем их «белые» предшественники, в манипулировании и подавлении «черных» работников во имя интересов капитала (еще главным образом «белого»).

Несс, кажется, не имеет определенную политическую принадлежность, но теоретические основы его взглядов (в частности, его понятие «империализма») имеют признаки ленинского влияния.
Он демонстрирует иллюзии относительно положения рабочих в Китае при Мао, утверждая, что рабочий класс обладал социальными льготами и гарантированной занятостью. На самом деле, разделение между постоянными работниками, имеющими такие преимущества, и временными работниками, у которых их не было, твердо установилось уже в то время.

Стиль автора мог бы быть лучше, и таблицы в книге содержат некоторые ошибки. Тем не менее, книга предлагает читателю многое и весьма заслуживает прочтения, поскольку, по крайней мере, представляет собой попытку понять эволюцию капиталистического общества и рабочего класса как глобальных явлений.

СТЕФАН

ОСТАНОВИТЬ НОВУЮ ИНКВИЗИЦИЮ!

http://www.aitrus.info/node/4823

«Торфянка»: Остановить государственно-клерикальный террор

«Многополярный мир» на практике

2 друга буржуазной России в очередной раз собрались подраться:

http://kommersant.ru/doc/2471142

 

Интересно, к кому из них Кремль применит лозунг «Своих не бросаем»? Или в данной ситуации Москва предпочтет следовать известному правилу Мао Цзэдуна — сидеть на горе и наблюдать за схваткой . . .  в нашем случае, китайского тигра и вьетнамской кошки?

 

Посмотрим. Скорее всего, здесь Кремль обратится к хорошо отработанной за последнюю четверть века практике сливания своих старых, преданных союзников. Можно ведь сделать это не напрямую, а делая вид, что пытаешься помирить два хороших антиамериканских государства, которые, к несчастью для проекта «многополярного мира», начхать хотели на этот проект — и вовсю конфликтуют друг с другом. (Это чем-то напоминает, как в 1988 г. Армения и Азербайджан начхали на то, что являлись участниками проекта под названием «Советский Союз» — и, даже не выходя из состава СССР, как ни в чем не бывало начали воевать друг с другом. А Москва «пыталась» мирить их — с той же эффективностью, с какой пожар можно затушить бензином.)

 

Точно так же, как никуда не исчезли за десятилетия старые противоречия между Китаем и Вьетнамом, никуда не пропали и не менее старые противоречия между Индией и Китаем. То, что я писал о необходимости внимательного анализа отношений между этими партнерами по БРИКСу — не подерутся ли и они между собой? — в 2008 г., и по сей день остается в силе:

http://www.dialog21.ru/biblio/Bugera_3rd_World_War.htm

Экономические предпосылки третьего передела мира

 

. . .  Не сколотить ни Москве, ни Пекину устойчивого союза буржуазных государств, альтернативного НАТО во главе с США. Слишком уж много противоречий между самими оппонентами США, и слишком уж они остры. Кремлевские мечты о «многополярном мире» только на то и годятся, чтоб дурить головы россиянам. Да и то временно: никакие пропагандистские мифы, никакая система СМИ не могут обманывать народ бесконечно.

 

PS: Интересно — что скажут Зюганов и его КПРФ о китайско-вьетнамском империалистическом конфликте?